«Голос»: перемешивая мед с дегтем

Появившийся в эфире Первого канала телепроект «Голос» перевернул представление зрителей о музыкальных конкурсах. Это не унылый фестиваль на морском побережье, являющийся поводом для очередной звездной тусовки, не штампующее попсовых певцов реалити-шоу, концентрирующееся, скорее, на взаимоотношениях участников. «Голос» – проект совершенно нового формата, в котором главную роль играют непосредственно вокальные данные артиста. Во всяком случае, так заявляют сами создатели и организаторы шоу.

Разочарование неминуемо

Первый сезон «Голоса» многие действительно смотрели с открытым ртом. Сцена проекта – зона, свободная от глупых танцев, откровенных нарядов и мертвой фонограммы. Вот почему оголодавшие по живому звуку зрители с нетерпением ждали наступления каждой пятницы. Интереса ради, в перерыве между сезонами я решила посмотреть американскую и английскую версии проекта – The Voice. Изменилось ли после этого мое отношение к российскому «Голосу»? Да, кардинально. И если первый сезон проекта вызывал у меня «зрительский» интерес, то второй я смотрела исключительно в силу своей профессиональной деятельности. Конечно, сравнивать «Голос» и The Voice – дело неблагодарное, поэтому я буду не сравнивать их, а сопоставлять.

Наставники

Выбор наставников происходит по простой схеме: бодрая девушка с превосходным вокалом (Пелагея, Christina Aguilera, Jessie J), музыкант «со стажем» (Александр Градский, Blake Shelton, Tom Jones), дерзкий и популярный в массах паренек (Дима Билан, Adam Levine, Danny O’Donoghue) и «универсальный» исполнитель/музыкант/продюсер (Леонид Агутин, Cee Lo Green, will.i.am).
Вроде бы все сходится, но есть одно большое отличие: в российском «Голосе» наблюдается заискивание наставников и участников перед фигурой Александра Градского. Самопровозглашенного мэтра во втором сезоне иногда заносило так, словно идейным создателем проекта является именно он. А ведь такого вольного поведения не позволяет себе даже сэр Том Джонс, который, к слову, в свои 73 года (!!!) может спеть не хуже, чем большинство участников проекта.

Репертуар

Крайне печальная ситуация складывается с репертуаром. Подбор музыкального материала для участников, видимо, во многом обусловлен вступившим в силу законом об авторских правах. Как результат, мы вынуждены слушать малоизвестные композиции 20-летней давности. С одной стороны, благодаря такой практике, молодежь открыла для себя много потрясающих, даже шедевральных, российских песен. С другой стороны, крайне странно видеть, как юная девушка, полная жизни, трагически исполняет «Журавлей» или «Молитву». Проект однозначно должен «омолодиться», иначе он потеряет большую долю зрительской аудитории.

Участники

Наконец, поговорим о самих участниках. Просматривая Слепые прослушивания второго сезона, мне показалось, что интересных исполнителей в этом году значительно больше, чем в прошлом. Как показало время, действительно показалось. Да, были потрясающие вокалисты, вроде Шарипа Умханова, или яркие личности, как Жаклин Мигаль, но по-настоящему удивительных оказалось крайне мало. Наставники работали шаблонно. Зрителю навязывалось «высокое искусство», представленное академическими певцами. Но Россия – это не Америка, где достаточно посредственный певец классической музыки Chris Mann вызвал восторг у наставников и занял почетное третье место. Нам нужен кто-то новый, захватывающий, наподобие Антона Беляева и Наргиз Закировой. Получим ли мы это в следующем сезоне? Маловероятно, но надежда все же остается.

Резюме

Завершая свою критическую тираду, хочется все-таки поблагодарить Первый канал за появление проекта «Голос» на экране. Благодаря ему, меломаны узнали о существовании группы Therr Maitz, джазового проекта Jazz Parking и нескольких достойных внимания артистов. Главное пожелание «Голосу» на будущее – больше искренности и оригинальности, меньше блата и шаблонности. И тогда этот проект, наверняка, будет процветать и ежегодно привлекать новых зрителей.

Анастасия Педер
редактор фан-сайта «Голос нам первом»
г. Екатеринбург

comments powered by HyperComments